О настоящей вере

Очень часто люди задают один и тот же вопрос "Зачем мне ходить в церковь, если Бог у меня в душе, зачем вообще нужна некая организация людей?" и пытаются наладить свое собственное христианство, по своим собственным законам, избегая Церковь, мотивируя это своей неприязнью к определенным священникам, или излишне фанатичным верующим, или к РПЦ в целом, как некоей бюрократической, прогосударственной структуре.

Еще один ответ на этот вопрос в статье автора Сергея Худиева "О настоящей вере" (по материалам статьи):

Любая содержательная дискуссия начинается с определения понятий. Что мы понимаем под теми или иными словами? Когда мы произносим слово вера что мы имеем в виду? По каким критериям мы определяем, что есть «настоящая вера»? За кем мы признаем полномочия это определять?

Если Вы сами являетесь основателем религиозной традиции, то, в ее рамках, Вы, как автор, вольны определять, что есть вера и что есть ее настоящесть; но если авторство принадлежит кому-то другому, то у Вас такой возможности нет. Авторские права на христианскую веру — не у меня и не у Вас. Они у Иисуса Христа.

В Евангелии Иисус говорит о Себе некоторые вещи, которые приводили даже Его врагов в трепет — «никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Иоан.7:46). Иисус говорил, что Он был с Отцом прежде бытия мира; что Он имеет власть прощать грехи; что именно Он, Иисус, будет судить все народы в последний день, и что наша вечная участь определяется тем, как мы отнесемся к Нему, Иисусу.

Церковь собирается из людей, которые верят Ему и Его свидетельству о Себе. Люди приходят в Церковь не потому, что таковы их семейные или национальные традиции, не потому, что им нравится церковная архитектура или пение и уж точно не потому, что думают обрести в ней политических единомышленников. Из этих соображений, конечно, можно посещать церковное здание — но быть членом Церкви Христовой человек может только по одной единственной причине. Потому что он поверил тому, что Христос говорит в Евангелии.

А говорит Он, в частности, о Евхаристии — «И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лук.22:19,20). Он сам ставит причащение Святых Тайн необходимым условием вечного спасения «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день». (Иоан.6:53,54). 

Согласно Евангелию, настоящая вера проявляется в Крещении, Евхаристии и хранении Заповедей. Поэтому в глазах верующего человека, Церковь есть евхаристическое собрание. Он идет к Чаше по одной-единственной причине, которую и провозглашает перед Богом и людьми: «Верую, Господи, и исповедую, что Ты поистине Христос, Сын Бога Живого, пришедший в мир грешных спасти, из которых первый есть я. Еще верую, что это есть самое пречистое Тело Твое, и эта самая есть честная Кровь Твоя».

Точно также может быть только одна причина к Чаше не идти — если Евангелие ошибочно, Иисус не есть Христос, а Его слова, сохраненные Евангелием, недостойны доверия. Личные, политические, культурные или любые другие симпатии или антипатии просто не имеют отношения к делу.

Я знаю людей, настроенных весьма фрондерски по отношению к гражданской и церковной власти, но которым в страшном сне не приснится уйти из Церкви — потому что они верят словам Господа и видят в Церкви нечто гораздо большее, чем «общественную организацию». 

Здесь, в Чаше — Христос, наш Творец, Искупитель и Судия, и уйти от Него, потому что мне не понравились какие-то люди в Церкви, это просто абсурд.

«Церковь с большой буквы, которая не находится нигде и одновременно находится повсюду. В которой только ты и Господь Бог» — это явно не та Церковь, о которой Господь говорит в Евангелии: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Матф.16:18). В той Церкви, о которой речь идет в Новом Завете, есть еще масса народа — начиная с Матери Божией и Апостолов, и она представлена совершенно конкретными общинами, существующими в конкретных городах.

Верующий человек может соглашаться или не соглашаться с теми или иными «представителями РПЦ». Более того, в недогматических вопросах «представители РПЦ» вообще редко соглашаются между собой. Внутри Церкви существует примерно тот же спектр мнений, что и вне ее. Церковь собирается не вокруг мнений, она собирается вокруг Чаши.

Все вышесказанное само собой разумеется для любого наставленного в вере православного христианина; но есть еще некоторые вещи, которые определяются опытом проживания этой веры. Для человека, у которого есть опыт церковной жизни, «РПЦ МП» это не «официальная структура», это живые люди, которых он знает лично, и с которыми он разделяет самое драгоценное, что у него есть — веру во Христа. РПЦ МП — это вот те люди, вместе с которыми мы говорим «Господи, помилуй» в ответ на прошения ектеньи; искренне молиться и в то же время смотреть на этих людей гордым взором иноплеменным, как на «формальную структуру» и «департамент государства» просто невозможно.

Другое дело, когда для человека «Церковь» составлена из перепостов, вращающихся в определенном сегменте интернета, и принятых в этом же сегменте догматов. То, что обращается в этом сегменте, иногда просто неправда, иногда полуправда, иногда — часть правды. Так формируется карикатура, напоминающая традиционный советский образ жирного, жадного и фанатичного попа.

Карикатура, конечно, выглядит отталкивающе — ее именно затем и рисовали. И противопоставлять этой карикатуре «настоящую веру» — значит ставить себя перед ложным выбором. Ложный выбор — это очень старый риторический прием.

Для того, чтобы понять, что является "настоящей верой" — надо обращаться к первоисточникам. К словам Господа и Апостолов, которые мы находим в Новом Завете.